лечение алкоголизма и реабилитация в наркологической клинике
-О. СТРЕЛЕЦКАЯ-



НОВОГОДНЯЯ МИШУРА


рассказ







      Вовка тоскливо смотрел в окно. За окном суетился народ. До Нового года остался один день. ЗО января прилавки были изрядно потрепаны, что Вовку возмущало больше всего:
      - Ты посмотри, черти, цены запредельные, все воют, что зарплату не платят, а все сожрали! Все воруют, а нам, честным, только и остается лапу сосать. Вовка встал, заглянул в пустой холодильник и в сердцах хлопнул болтавшейся на одном самодельном болте дверью.
      От этого хлопка во мне проснулась Мать Тереза. Я уже знала, что будет дальше. Я начну успокаивать Вовку, доказывать, что он уникален. Так я подниму его самооценку. Потом я задам в лоб уничижительный вопрос: "А ты что же делаешь со своей уникальностью, засранец?". Тут он должен задуматься над своей жизнью. Потом мы вместе будем думать, как же его, Вовкину, жизнь направить в ту сторону, где реки молочные и сады райские. Мы вместе напишем план работы над Вовкиной неприкаянной судьбинушкой. Когда будет поставлена последняя точка в этом труде, моя задача будет вовремя смыться, чтобы Вовка не успел мне сесть на шею. Ведь обычно такие типы и въезжают в эти самые райские луга на чьей-то шее, да еще погоняют, а на конечной станции молча слезают, презрительно смотрят на доставившую их шею, и , не сказав спасибо, уходят. Хотя обычно "вовки" не удерживаются в стране благополучия и в конце концов вылетают откуда со свистом. Так как страна эта далеко не рай. Это что-то вроде хищного растения, которое завлекает своей красотой, А дальше как в песне "крылышками бяк-бяк, и мням-мням..." И вот тут-то надо или бицепсами работать, или мозгами шевелить. Но ведь "вовки" существа созерцательные, где уж им...
      Мы дошли почти до последнего пункта. Вовка сидел, нахохлившись, и каялся:
      - Ленка, какой ты тонкий человек! Конечно, все дело во мне, что-то не так делаю, что -то не так! Мне бы ниточку, я бы уж за нее держался,
      Вовка потряс кулаком сушеной мухе, застывшей в углу в паутине. Муха испугалась Вовкиной решительности и звонко упала в грязную раковину.
      - Вовка, нельзя получать все сразу. Это только в сказке бывает- все и сразу. А в жизни надо перетерпеть, выстрадать старт. Начни с малого, - наставляла я .торопливо застегивая первый сапог.
      Здравствуйте, ребятишки, - гнусовато пробубнил телевизор. Это Дед Мороз и Снегурочка приставали к прилизанным детям в мерцающем ультрафиолетовым излучением ящике.
      - Вон, Ивановы, смотри, ушли из театра по идейным соображениям, - продолжала я, -а с чего начали? Ходили по детским садам за бесценок утренники проводили, это при их то апломбе. А на этот Новый год они нарасхват. Пришли как-то клоунами к ребенку крутого одного. Крутой подвыпил и полюбил их. Одарил по-царски, рекомендации к таким же дал. Потом спонсоры нашлись. Теперь Иванов директор театра "Альтернатива". Слышал небось. Вот так-то, милый. Я уже натягивала шапку, одновременно двигаясь к двери. Но видимо я слишком долго говорила и упустила момент .Он прыгнул на меня и сорвал с моей головы шапку, а заодно стянул и шарфик., чтобы удобней было сидеть на шее .наверное. Каждой своей клеточкой я почувствовала опасность и бесполезность сопротивления. Дальше все было как во сне, кошмарном, причем. Вовка сначала что-то доказывал мне, потом грозился повеситься, потом стыдил меня за равнодушие к старым друзьям, потом снова давил на жалость, под конец обозвал меня дурой, так как я не вижу своей выгоды.
      В итоге я так устала, что не смогла больше сопротивляться психологическому давлению и позволила втянуть себя в эту авантюру.

      - Ты самое главное играй. Это ты умеешь, помнишь, как в театралке. "Здравствуйте, ребятишки, девчонки и мальчишки...." А финансовую сторону я беру на себя.
      - Вовка, но ведь Деда Мороза и Снегурочку заказывают заранее. С какой стати нам, вообще, дверь будут открывать. В наше-то время. Да еще деньги непрошеным гостям давать будут...
      - Не стони, уже десять часов. Все уже старый год провожать начали и бдительность потеряли...
      Так мы переругивались, стоя в грязном вонючем подъезде, натягивая на себя засаленные костюмы .которые где-то раздобыл Вовка...
      - Ну, ладно, конечно, ты не первой свежести Снегурочка, но потянешь еще... Пошли.
      Он бесцеремонно дернул меня за рукав и втолкнул в кабинку лифта. Мы вышли на пятом этаже .Я не успела глотнуть кислорода, которого мне явно не хватало от страха, как Вовка уже звонил в дверь.
      - Кто там, - послышался старческий голос.
      - Дед Мороз и Снегурочка пришли к вам из лесу с Новым годом поздравлять. Открывайте, - угрожающе прорычал Вовка.
      - Сщас, - проскрипела закрытая дверь, - налопались и хорошим людям старость спокойно встретить не дают. Пенсию два месяца не давали и еще и издеваются. Вань, выдь-ка, хулиганы ломятся, вызывай милицию. Какой-то Ваня ответил отборным матом. Дед Мороз был оскорблен до глубины души.
      - Ах вы, старые пни, открывайте быстро.
      Я зажмурилась от страха, дверь с шумом распахнулась. На пороге стоял тщедушный и решительный дедок. Он звучно икнул и пошел на Вовку. Я как Александр Матросов на амбразуру бросилась навстречу, спасая ситуацию.
      - Успокойтесь, успокойтесь. Мы из отдела социальной помощи. Нас на самом деле прислали поздравить вас с Новым годом.
      Дед остановился, посмотрел на меня мутным взглядом.
      - А ну это ладно, - и ущипнул мена за задницу и, не обращая никакого внимания на мое возмущение, продолжал, - а денег не принесли случайно, хоть на бутылку, а? Вовка нашелся первым.
      - Деньги завтра по почте, а сегодня мы просто речь должны сказать. Можно пройти-то...
      Я стояла под обстрелом злобных взглядов старухи, которая так стиснула зубы, что ее и без того узкие бесцветные губы, превратились в одну щелочку. Вовка чувствовал себя как дома. У него вообще гипертрофированная коммуникабельность. Дед с упоением рассказывал про свою боевую юность. Тут Вовка смахнул скупую мужскую слезу.
      - Да, дед, война - это не мед. Знаю, бывал... В Афгане. Эх, да что тут говорить. А теперь вот в праздник люди гуляют, а я чучело бородатое изображаю. А ведь кровь проливал, - провыл Вовка и стремительно с надрывом задрал красный балахон и оголил свой впалый живот. Там красовался шрам от аппендицита.
      Бабка из Бабы Яти превратилась в Арину Родионовну, хозяин с чувством пожал руку новоиспеченному герою. У меня то изумления чуть глаза из орбит не выпали, так как я самолично отвозила Вовку в больницу с этим делом.
      - А ну-ка Петровна, где там у тебя заначка. Государство не заботится о нас, страдальцах, а мы люди простые да с пониманием. Принеси сынку, хоть опохмелится завтра.
      Петровна погремела в серванте и вытащила из чайника пятьдесят рублей.
      Тут меня прорвало.
      - Не надо, не надо. Нам зарплату платят. И вообще, нам пора, нас еще другие ветераны ждут.
      Я, как настоящая русская женщина, вынесла на себе упирающегося Деда Мороза, который все-таки ухитрился прихватить с собой недопитую четвертинку и полпирога.
      - Ты что совсем с дуба рухнул, афганец хренов, - орала я на Вовку. - У стариков деньги выманивать. Совсем совесть потерял.
      - А ты Снегурочка-дурочка, - совершенно спокойно заметил он в ответ. - Я, можно сказать, доброе дело сделал. Я для них праздник устроил. Они же в Новый год одни кукуют, а ведь не бездетные. Детки-то по своим квартиркам стариковскую пенсию прожирают. А что старикам-то надо... понимание, поговорить... Одиночество - оно в любом возрасте противно. А что касается Афгана, так ведь это психологический прием, во-первых, а во вторых, мы все как на войне в этой стране... Ну что за почин, - с чувством собственного достоинства сказал Вовка и присосался к бутылочке.
      - Так, пошли в следующий подъезд, не будем нарушать эксклюзивность момента, - прочавкал он, дожевывая пирог.

      Пред нами массивная обитая деревом дверь. Звоним. Собачий грозный лай поверг меня в ужас. Даже если бы под страхом смерти мне велели бежать, я не двинулась с места. Но когда дверь открылась, я уже не обращала внимания на местную собаку Баскервиллей.
      - Блек, ты что Дедушку Мороза и его внученьку пугаешь, - мягким баритоном промурлыкал мужчина а ля Джеймс Бонд. Он заговорщически подмигнул и сунул нам стеклянную коробочку, в которой лежал небольшой ключ и прошептал: "Это подарок для Владика, я вам подыграю". От такого незамысловатого обращения оставшееся напряжение испарилось. Я в один миг оценила и мужественный подбородок, и ласково сверкающие голубые глаза, и явно соблазнительный торс под модной и со вкусом подобранной рубашкой. Я непроизвольно кокетливо состроила глазки. Вовка ревниво поднял бровь. Вторую он поднять не успел.
      - Володя, - красавчик протянул руку и добавил, - Сергеев.
      Вовка, на дух не переносящий всякую напряженку, моментально опустил бровь и вошел в образ.
      - Володя, Морозов или Дедов, кому как нравится.
      Сергеев, оценив каламбур, засмеялся. Потом повернулся ко мне, галантно взял мою руку, поцеловал.
      - Как зовут прекрасную родственницу?
      - Елена, - ответила я так томно, что самой стало противно. Нашу идиллию нарушил маленький ураган, который влетел в огромный коридор. Блек почтительно отошел в дальний угол, сел и уставился на нас большими коровьими глазами. Малыш прыгнул на Вовку и с детской непосредственностью заорал:
      - Дедушка пришел. Я так тебя ждал! 0й! У тебя нос съехал! Ты не настоящий! А-А-А!
      Ребенок так искренне заревел, что эти детские слезы всех повергли в умиление. Взрослые часто умиляются, когда дети рыдают над их маленькими обманами. Правда, проходит время, и дети меняются со своими родителями местами. Вовка не растерявшись, схватил малыша:
      - Ну-ка отвечай, где живут Деды Морозы?
      - В Лапландии-и-и
      - А знаешь, как там холодно? Если бы мы не одевали нос, он бы у нас отвалился. Это как маска для тепла. Понял? Как тебя зовут?
      - Вадик, - промычал Сергеев-младший. Вдруг он замолчал и подозрительно посмотрел на меня.
      - А Снегурочка?
      - Что Снегурочка? - не понял Вовка.
      А как же у нее нос, - и потянулся ручонкой к моему лицу.
      - Выпендривается, не слушается, вот отвалится, будет знать, - с ухмылкой заметил Дед.
      Когда вопрос о носах был разрешен, мы поскакали вокруг голубой ели (маленькой, но голубой), которая сверкала всеми цветами радуги. И вообще все напоминало сказку. И дело было даже не в сказочной роскоши, которая окружала нас. Здесь видимо поработал талантливый дизайнер, все было дорого и не пошло. Завораживала не обстановка, а обитатели этого дома.
      От Сергеева излучалось расположение. А уж за глаза можно отдать многое. Но надо отдать ему должное, глаза свои он направлял на хозяйку, хотя и со всеми остальными был обходителен.
      Светлана Васильевна была яркой и зрелой женщиной. Под ее доброжелательной улыбкой мы закончили скачки вокруг ели и Владика увезли путешествовать по праздничному городу на своей первой машине (ключ был от новенькой серебристой девятки). Мальчик был в восторге и от праздника и от подарка. Родители гордились, что угодили любимому чаду, мы гордились, что угодили родителям, поэтому обстановка была праздничной и располагала к приятному общению. Когда я ради приличия сделала попытку попрощаться, Светлана Васильевна вежливо, но твердо усадила нас за стол. А ее муж без разговоров налил в бокалы шампанское.
      Вовка из афганца быстро превратился в начинающего бизнесмена (Сергеевы оказались владельцами нескольких крупных магазинов).
      - Знаете, Светлана Васильевна, я ведь по призванию актер, а мечта моя -создать свою труппу. Немногих, а самых талантливых туда позову. Я даже и людей таких нашел, и помещение присмотрел. Ленка вон сценарии может писать.
      Мой выразительный взгляд попытался остановить словоблудие Мороза. Но хорошее вино уже сделали свое дело - Вовка вошел в раж.
      - Вы не смотрите, что она тихая такая, это же талантище. Талантливые люди должны своим делом заниматься. Я не говорю про театр, кино. Вообще. .Вот Вы с Володей тоже очень талантливы, в бизнесе и по жизни. Соль земли нашей Русской. Вокруг русского купечества всегда Россия вертелась, - самозабвенно льстил Вовка Я думала, что Сергеев как-нибудь остановит ересь моего друга и мы красиво уйдем. Честно говоря, уходить совсем не хотелось. Человек подлец быстро к комфорту привыкает. В голове слегка шумело, на меня глядели голубые глаза. Вовка лебезил перед Светланой, и нам никто не мешал переглядываться.
      - А ведь я бывший ФСБ-шник, - вдруг промурлыкал Сергеев, - помню, на задание ответственное ездил в Сочи. Сижу с утра на пляже естественно, не просто так сижу. Вдруг вижу - Никита Михалков собственной персоной идет, и абсолютно голый. Подхожу к нему, гляжу во все глаза, вроде сказать чего хочу, а не могу. А он на меня смотрит так с ухмылкой и спрашивает:
      - Узнаешь меня?
      - А то как же, - отвечаю. - Вас да не узнать. Отдыхаете или работаете?
      - Плаваю, - засмеялся и нырнул. Вот так запросто со мной. Помнишь ли, Светик?
      - А вы тоже из органов? - услужливо спросил Вовка Васильевну.
      - Я нет, почему?
      - Но как же. Вот Володя, - начал было настойчиво выяснять профессиональную принадлежность супруги Сергеева пьяненький Дедушка, но я его перебила, пытаясь сохранить образ принца в лице Сергеева.
      - Давайте выпьем за нашу встречу... деловую! - отчаянно прокричала я. Все засмеялись. Только у меня скребли кошки на душе. Сергеев явно врал, пытаясь произвести впечатление и на Вовку, который все-таки продемонстрировал свой афганский аппендицит, и на меня с моим талантом, выданным мне на вечер моим другом. У меня начали гореть уши, аллергия на выделывание или "на понты", как принято сейчас говорить. Ладно, Вовка, он как бородавка. Нарост - но свой и привычный. А здесь мужчина моей мечты, почти покоривший мое огрубевшее в борьбе за существование сердце! Все хохотали, а у меня попер негатив. Я уже подметила громкий колхозно-рыночный голос Васильевны, и откровенную чушь, которую нес мой несостоявшийся принц. Чтобы сгладить свое отвратительное состояние, я подняла тему детей, вроде как родители они мне показались на высоте.
      - Конечно, все для Владика. Хочется, чтобы и образование получил за границей. А здесь что делать, одни ужасы. Маньяки кругом, - прокудахтала Васильевна.
      - Да, конечно, это все от вос