Так вот где бывает невероятная пицца 4 сыра! Быстрее заказывайте, оно того стоит!
-ИГОРЬ ЯКУШКО-

ПОХОРОННЫЕ ТАПОЧКИ

 
 
 
      - Куда смотрели глаза Вадим Сергеича? Какого черта он впустил сюда этих нелепых людей в белых костюмах и с венками в руках? Зачем нам этот оркестр? Зачем нам эта труба с этим барабаном? Ну, кто они такие и что здесь делают? Откуда они взялись? И вообще, я не понимаю, зачем сюда принесли гроб? У нас что, хоронят кого-то? Нет, но если хоронят, то кого? У нас что, умер кто-то? Я не понимаю, что тут делается! Я не могу понять, что тут происходит!! Что?! Что!!!- разъяренный директор швырнул трубку и устремил испепеляющий взгляд на дрожащую секретаршу. - Что вы на меня уставились?!- взревел он.- Что, злого мужчину не видели? Идите,- он указал пальцем в пол,- и пригласите ко мне Вадим Сергеича. Немедленно.
      Секретарша исчезла. Директор утер платком багровую физиономию и подошел к окну. Внизу, во дворе, стояло полсотни забияк в белых костюмах и черных повязках. Гроб держали на плечах шестеро здоровых молодцов. Внутри пока было не занято.
      Директор вгляделся в траурную белую бахрому. Ему стало не по себе. Он вдруг представил себя там, внизу, в этих простынях и белом чепчике.
      Сзади кашлянули. Это был Вадим Сергеич в своем полосатом дерьме. Директор притворился, что улыбается, Вадим Сергеич притворился, что делает почтительный полупоклон.
      - Здравствуйте, Вадим Сергеич,- директор умело изобразил любезность.
      - Здравствуйте, Раскумар Гашишевич,- еще более ловко изобразил Вадим Сергеич.
      - А что это за люди?- еще раз через силу слюбезничал директор.
      - Да вот, тапочки Вам передали,- съязвил Вадим Сергеич,- просили примерить,- с этими словами он вручил директору коробку.- Ну, я пойду. А они сказали- сейчас поднимутся.
      Вадим Сергеич удалился. Ошеломленный директор застыл посреди кабинета с открытым ртом и коробкой в руках. Постояв с минуту, он подошел к столу и развернул гостинец. Там действительно были тапки с большой этикеткой:
ПАРАСЮТИНСКАЯ ФАБРИКА
ДЕТСКИХ ИГРУШЕК
И ПОХОРОННЫХ ПРИНАДЛЕЖНОСТЕЙ

      Ниже красивыми коричневыми буквами значилось: "Тапочки похоронные для покойников мужского пола. Размер 42". На лбу у директора выступил холодный пот. "Неужели,- подумал он в ужасе,- я, Раскумар Гашишевич Коноплев, директор крупного предприятия, всем изветсный и солидный человек, перестал существовать? Неужели меня больше нет?"
      Ему вдруг стало грустно и бессильно. Он сел на стол и задумался.
      - Конечно,- сказали вдруг тапочки и зашевелились в коробке,- а ты как думал? Великому человеку - великие похороны.
      Раскумар Гашишевич вздрогнул и отодвинулся подальше от страшной коробки. А тапочки продолжали:
      - Вот так в жизни и бывает: живет-живет человек, ничего не подозревает, а люди уже знают, готовятся, венки плетут, могилу, так сказать, роют.
      Раскумар Гашишевич вздохнул. Да, все это было так. Друзья всегда предавали его, всемогущего, казалось бы, директора. Он даже крякнул от досады, вспомнив ехидную улыбку Вадим Сергеича. "Всегда приходит час расплаты", - подумал он и приготовился к худшему.
      Неожиданно в дверь требовательно постучали и внизу грянул похоронный марш. Сердце Раскумар Гашишевича бешено заколотилось. Кабинет вдруг наполнился людьми. Внесли гроб, водрузили его на стол и поместили туда слабо сопротивляющегося Директора. В гробу было наредкость уютно и усталый Раскумар Гашишевич забылся липкой дремотой...
 
      Очнулся он, когда родные и близкие уже прощались с покойным и целовали его в остывший лоб. Раскумар Гашишевич очень удивился тому, что никто не замечает, как он открыл глаза и все видит. Он попытался встать, но вдруг почувствовал, что не может пошевелиться. Испуганная сестра его вдруг заметила, что он раскрыл глаза и своей рукой закрыла их. Раскумар Гашишевич попытался что-то сказать, но не смог; и глаза открыть у него тоже больше не получалось. Теперь он только слышал, как все фальшиво плачут и как ехидный Вадим Сергеич читает слащавую речь.
      Затем послышалось, как гроб закрыли крышкой, и все вдруг стало как-то тише, отдаленнее. Раздался грохот- заколачивали гвозди. После этого гроб качнулся и Раскумар Гашишевич почувствовал, что опустился в могилу. О крышку гроба стало ухать что-то тяжелое и стало совсем тихо... Было слабо слышно, как сверху устанавливают памятник.
      "А тапочки все-таки жмут",- подумал Раскмар Гашишевич. Через несколько минут откуда-то сбоку его позвали и предложили познакомиться.
 
 
1989г.

 

* Эта страничка размещена на сайте Игоря Якушко. Подробности ниже:

[Главная страница]   [Проза]   [Стихи]   [Об авторе]  
[Новости на сайте]
  [Другие авторы]  [Библиотечка]  [Гостевая книга]