-ИГОРЬ ЯКУШКО-


НИКТО

 
 
 
      Милиционер молча шел по улице, на которой давно уже не горели фонари, потому что рассвет был близок и ночь скоро должна была закончиться. Была тихая осенняя погода, воздух был свеж и сух, а город крепко спал.
      Милиционер шел по пустынной улице совершенно один и ни о чем не думал. Рука его лежала на рукоятке дубинки и нежно ее поглаживала. Кобура с пистолетом слегка похлопывала по бедру... Только этот мягкий звук да стук каблуков начищенных ботинок нарушали мертвую тишину.
      Милиционер шел вперед. Лицо его ничего не выражало, глаза застыли на одной точке, а в голове не было ни одной мысли- ему было просто хорошо.
      Занимался рассвет. Вместе с ним холодный и прозрачный воздух наполнялся утренним туманом. Через несколько минут стало совсем светло и очень туманно. Не останавливаясь, милиционер взглянул на часы. "Четыре часа утра",- отметил он про себя и снова перестал думать.
      Туман сгущался и скоро стал таким плотным, что что силуэты домов неширокой улицы стали едва различимы. Звук шагов вдруг несколько изменился, стал жестким и гулким. Милиционер посмотрел под ноги и увидел, что идет по булыжной мостовой. "Вышел на площадь",- промелькнуло у него в голове и опять стало пусто.
      Милиционер шел по пустынной площади и ни о чем не думал. Густой туман скрывал теперь не только детали, очертания, он закрывал теперь все вокруг, и ничего не было видно; и милиционер шел теперь совсем один по пустынной мостовой в неизвестном направлении и ни о чем не думал.
      Он часто так дежурил, бродя ночью по городу, и никогда ничего не случалось, потому что город был такой, и часто по утрам был сильный туман, потому что страна была такая, и он уже привык ни о чем не думать, наверное, потому что жизнь была такая...
      Вдруг милиционер остановился и прислушался. Остановка получилось какой-то слишком резкой, она смяла весь размеренный ход его дежурства и сбила милиционера с толку. В гулкой тишине он услышал лишь быстро удаляющиеся шаги. Это было странно, непривычно, потому что никогда за годы своей работы в этот ранний час милиционер не встречал на этой площиди людей. Из-за густого тумана было совсем ничего не видно, и милиционер побежал на звук удаляющихся шагов. Он долго плутал в тумане и, наконец, увидел впереди чьи-то темные очертания. Тень метнулась в сторону, явно пытаясь скрыться.
      Милиционер вдруг услышал свой хриплый, запыхавшийся голос, который выкрикнул в туман непонятно откуда взявшиеся слова:
      - Стой, буду стрелять!
      Милиционер удивился звуку собственного голоса, вдруг растерялся, замедлил шаги, а потом совсем остановился. Тут он почувствовал, что давно уже держит в руке пистолет, потом вдруг увидел, как эта рука поднимается в сторону исчезающей тени и как палец нажимает на спусковой крючок.
      В ватной тишине раздались три глухих выстрела, похожих на удары кнута, один за другим: Раз... Два... Три...
      Милиционер положил пистолет в кабуру, застегнул ее, одернул форму. Затем подошел к тому, что лежало на мостовой. Это была женщина, одетая в синий плащ. На ее шее был легкий зеленый платок. На затылке зияло черное отверстие.
      Милиционер присел на корточки и перевернул остывающее тело. У женщины было лицо его матери. Только почему-то оно было какое-то слишком бледное и неживое. На щеке остались красные пятна от испачканной в чем-то мостовой.
      Милиционер посмотрел в остекленевшие глаза и вдруг заметил, что он почему-то ни очем не думает...

 

1990г.

 



* Эта страничка размещена на сайте Игоря Якушко. Подробности ниже:

[Главная страница]   [Проза]   [Стихи]   [Об авторе]  
[Новости на сайте]
  [Другие авторы]  [Библиотечка]  [Гостевая книга]