Премиум электрический шокер - это недешевое, но лучшее средство самозащиты!
-ИГОРЬ ЯКУШКО-



Я ВИДЕЛА, КАК ТЫ ССАЛ!




     Лениво открывая черный чемодан, любуясь шкафом, где все так хорошо помещается, вазами граненого стекла, удачно украшающими стены, письменным столом с папкой из светлой кожи, он чувствует, как все ускоряющиеся удары сердца корабля завершаются последним затухающим колебанием.

            Хулио Кортасар. "Выигрыши"



      Вот несмело, первой уверенной каплей, через плечо оглядываясь, измотанный ожиданием, неловкостью истерзанный, растворенный в желании и, наконец, в приступе сладострастно подступающего облегчения, чресла высвобождающий, утомленные бесконечным усиливающимся напряжением, ты, ты, ты- пробиваешь пространство, отделяющее твое покачивающееся тело от бесконечно далекого забора, сдерживая вопль облегчения, закусываешь губу, смущенно любуясь лишь первой уверенной каплей. Несмело.
     Я вижу тебя сквозь мириады мошек, облепивших стекло автобуса. Писающий мальчик. Нецке на русском ветру. Невозможно в такой бестолково-резонной толпе разглядеть все детали. Секунда- и мимо тебя пролетают полсотни расплывчатых яблочных пар, глазных-безобразных. И пара моих среди прочих. Вот как знакомое может чужим и помехой быть одновременно.
     Но что между нами? Котлета пространства с гарниром ума и подливой воспоминаний. Прошлое. Мошки (большинство почему-то упорно стремится наверх). Лето. Рыдание в вязкости времени. Пустота.
     Ты сидел тогда за столом напротив меня и упивался произведенным эффектом. Я даже не поняла, что мне больно. Еще не успела, не сразу смогла. С упорством больного хирурга, сдерживая возбужденное хихиканье, похлопывая молоденькую ассистентку по упругости зада, схватился за скальпель дрожащей рукою, уверенный в своей правоте, но не знающий пока, брызнет ли красное из надреза, или там все синее уже, скорее, скорее, скорее...
     А еще перед этим: водил узловатым своим указательным по хрустящему белому, сонно о нас рассуждая. Я- голая, дура, лежала перед тобой, сжимаясь под одеялом. Ну, еще раз скажи, повтори, что сказал, не глядя в глаза!
     Мне до сих пор неизвестно, для чего существует прощенье. Раньше я думала- для того, чтобы камень с души у того, кто прощен. Как бы не так! Раньше считала- для того, чтоб очиститься тому, кто простил... Вот вам прекрасный опыт: сиди себе в потном и пыльном автобусе дни напролет на работу, с работы, в кино; вспоминай да прикидывай- кому что досталось после этого акта Прощения, кто что получил, потерял, или все при своих (говорят, человека после 16-ти не переделать, а после тридцати даже не подружиться по-настоящему: одни нужники вокруг и рядом, этот затем, тот за этим).
     И вот, надо же, ты у забора. Медленно так проплываешь, словно символ, итог, объясненье всему, словно вот именно этой секунды ждала, бессмысленно глядя, прикидывая, вспоминая, день за днем, день за днем- нелепо, смешно, как впрочем и все остальное. Увы.
     У мужчин, я читала, оргазм представляет собой то же самое, словно он долго не мог помочиться, терпел, трепетал, до судороги в ногах, до зуда под ногтями и- О!- наконец-то!- пришло облегченье.
     Зачем я прощала тебя?
     Струя ударяет в забор.
     Все скрывается за поворотом.


08.07.00

 

* Эта страничка размещена на сайте Игоря Якушко. Подробности ниже:

[Главная страница]   [Проза]   [Стихи]   [Об авторе]  
[Новости на сайте]
  [Литературная коллекция]  [Библиотечка]  [Гостевая книга]