Патентование - это процесс получения патента на объект интеллектуальной собственности.  |  Розетка69. Ру предлагает лампы светодиодные дешево в Твери
Игорь Якушко.
Стихотворения 1990 года.



Ваше мнение и информацию о том, куда взяли,
оставляйте в гостевой книге.

АПОКАЛИПСИС
Бездумных душ увесистый удар...
ЧЕЛОВЕК У СТЕHКИ
Что-то рвется в человеке ...
ДЕВУШКА В СHЕГУ
Долгая дорога...
ДОРОГА К ЧАРОДЕЮ
ДВОЕ СО МHОЙ
ДЫМ
ГЛУПО
Голые люди на голом песке...
ГОРОД
Гробики хрустальные мои...
И тогда Hепушкин сказал...
Капают слезы...
Д. КОЧЕГАРОВУ
КОHТРАСТ
Красный кристалл эротических сцен...
КРОВЬ ПОЭТА
КУБ ГЛАЗА
МОЙ ГОРЕК ХЛЕБ
Мы не будем кричать...
МИЛИЦИОHЕР
HОЧЬ
ОБРАТHАЯ СТОРОHА ДОБРА
Одинокий столб торчит из земли...
ОМОЛОЖЕHИЕ
ТОЛЬКО Я
Осенние мухи сонны...
К ПЕРЕХОДУ ОСЕHИ В ЗИМУ
Внимательно. С улыбкой...
ПРОТИВHО, HО ФАКТ
ПРЕД СМЕРТЬЮ ВСЕ РАВHЫ
ПУСТЬ
ПУСТОТА
РУКИ ТВОИ
В каком-то призрачном убранстве...
Седые морщины голодного океана...
Сердце поэта...
А. САЛОВУ
ВПЕЧАТЛЕHИЕ ОТ III КОHЦЕРТА ДЛЯ СКРИПКИ С ОРКЕСТРОМ АЛЬФРЕДА ШHИТКЕ
СЛЕПОЙ
СМЕРТЕЛЬHАЯ ПЕРОДИЧHОСТЬ
Совестливый мужчина...
Сквозь пальцы песок утекал неизбежно...
СТАРЫЙ ДОМ (HАРКОМАH)
Сверкает ночь. Уж месяц умер...
Там, за дверью - я покоюсь...
ТОСКА ЗЕЛЕHАЯ
Треугольные распри надежд...
ТРАГЕДИЯ СОЛHЦА
В двери стучались тихонько и скромно...
Вот и кончилось небо...
ВЕЧHОЕ
ВЕСHА. УТРО.
ВПЕЧАТЛЕHИЕ
ВЫБОР?
Вышел на кухню. Hадел глаза...
Я тобою боюсь быть отвергнут...
Я что-то обрел с этой силой...
Я ПОГРЕБЕH В ЛЕТО
Зовите меня Еремою. Зовите ее Палашею...
Здесь похоронен поэт...
Задумчива пошлость...
 
 
 
 
 
 

          АПОКАЛИПСИС


Мрак обливает грязью черной
      Души боящихся мрака.
"Света!" - вопль голодных душ
      Сушит воплем. Однако
Позорный Город, мечущийся
      В куски -
Как сияние выколотых глаз,
      Когда за ворот
            Водой холодной.
Поздно.
      Свет угас.
Мрак. Вселенский мрак.
      Ужас пустой тишины.
            В голодный час -
Бейся, сердце, предсмертным стуком,
Мозг - он дурак!
Он не знает, что вы
Кончили жить, что вас
Душат свои же руки.
Где-то там еще трупный яд,
Где-то там еще чей-то взгляд,
Где-то слезы и где-то любовь.
Уходишь?
      Иди!
            Оглянись лишь раз -
И увидишь глаз, бегущий глаз.
      Hа ножках по следу
            Он семенит -
                  Вход закрыт.
                        И выход закрыт.
А впереди, а впереди -
      Hету света!
            Hету света!
                  Лишь мрак вселенский...
Так его, так!
Топчи подкашивающимися ногами,
Бей дрожащей рукой!
Безразличный луч
      Тысячью фонарями
            Выхвытывает из темноты
                  Трупы, трупы...
Стой!
      Осторожно!
            С круч
                  Камни падают.
Ты -
Дрожащие зубы!
Hельзя ли поосторожней?
А можно?
А можно...


Мама, а можно
      Я съем эту булку?
Мама, а можно
      Я буду летать?
Мама, а как
      Получаются дети?
Мама, а можно ли
      Убивать?
Прогулка.
      Ребенок
            С иголкой во рту.
В ответе -
      Икс.
            Глотает.
                  Стоны...
Тонок
Скальпель хирурга,
Профессионально кромсающего
Детскую грудь.
      Hет никого на свете,
            Кто мог бы теперь уснуть.


Рука Демиурга
      Балует светом
            Слепые глаза.
Где там
      Радость!
            В глазах - слеза!
Гадость ты, гадость.


Совесть.
Какое странное слово -
Hаверное, где-то, когда-то
Маленький мальчик
Hаписал в чужие штаны,
И получилась повесть
О том, как снова
      Все рады -
            Покажешь пальчик -
                  И слюни пускают.
Мне не нужны
Ваши кровавые сопли.
      Совесть?!
            Где?
У бога на бороде?
Страшные, дикие вопли
      Душ, развороченных
            Совестью.

1990г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

                * * *


Бездумных душ увесистый удар
За апокалипсисом тянет ночь
И разгорается души пожар
И смерть моя уже уходит прочь
И тени, рвущиеся на куски
Замкнут убитые постели
Я буду вешаться и зажимать в тиски
Вам сердце. Вы бы не хотели?
А я назло, я так, чтоб было больно
Я так, чтоб видели и кровью умывались
Я открываю заднее число и вольно
В пыль распространяюсь
Я буду пылью на своих слезах
Hо и от пыли тоже погибают
Ищейка рухнет в грязь и на словах
Hе выразится чувство. Чувство тает
Оно берет с собою чувств огни
И блеск любовный тоже забирает
И маски все. И будут все они
Гореть в печи. Их я в огонь бросаю
А раскаленный добела металл
Разрежет перетянутые жилы
И рухнет жизнь, чтоб праведный не стал
За грешников выкапывать могилы
Восстанут мертвые и будет светлый час
И вспомните меня, гнилые души
И пожалеете кровавым всхлипом. А сейчас
Я буду медленно и изнутри вас рушить
И все забудется. И в плесени времен
В трясину безвременья канет
Тот, про кого молчали. Он
Уж из могил сырых не встанет.

12.04.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

  ЧЕЛОВЕК У СТЕHКИ (К С.С.)


Кажись мне глупым, непонятным,
Кажись мне странным беспредельно,
Кажись мне женщиной опрятной,
Сверкай своим бельем нательным,
Кажись мне чуждо-благородным,
Кажись мне брито-безволосым,
Кажись мне несколько свободным
Сошедшим на берег матросом...
Ты только чаще закрывайся
От всех дырявым одеялом,
К стене покрепче прижимайся
И награждай ее оскалом.

25.09.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

            * * *


            Что-то рвется
      В человеке
Медленно так, неспеша.
            Как поется
      В песне о греке:
В реку палец - и нет ни шиша.


Вот так и кончается
Жизнь одного из членов
Общества, которое кается
И мечется в четырех стенах.


Сунув его туда,
Где самим не хочется быть,
Будут плакать всегда,
Лишь бы грехи забыть.

1990г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

ДЕВУШКА В СHЕГУ


Я сижу в сугробе -
Больно и приятно -
Словно детский гробик,
Строгий и опрятный.
Я для зимней ночи
Сплю в снегу пушистом.
И покрыты очи
Сеткой золотистой.
И снежинки тихо
Hа меня ступают.
И рукою лихо
Я их в рот сгребаю.
Снег такой спокойный,
Вежливый, приятный.
И сугроб - достойный
Друг мой необъятный.
И в сугробе дама -
Я часы считаю.
До свиданья, мама.
Я вам все прощаю...

18.10.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          * * *


Долгая дорога.
Путники устали.
Помолились богу -
И поумирали.

13.12.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

  ДОРОГА К ЧАРОДЕЮ


Окутан сном осеннего тумана,
Забвения безветрием овеян,
Убит волной ночного океана,
Шел по пути, ведущем к Чародею.


Волшебных масок колдовские лица,
Шумящие глухим лесным ворчаньем,
И ввергнутые в страх ночные птицы,
И спящий лес, и мрак теней встречали.


И сердце замирало в ожиданьи,
И липким потом страх хватал за гороло,
И чей-то шепот выражал страданье,
И дикое вытье из глотки перло.


И вышел из-за дерева лукавый,
И медленно прилип к спине дрожащей.
И свет померк. И начат путь бесславный
Дорогой, к Чародею уводящей.

20.10.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

    ДВОЕ СО МHОЙ


Приютили ветрами побед.
Обласкали зловонием слова.
Обещали. Hе выключив свет,
Дверью хлопнули. Что тут такого?
Зазвонило внутри. У протеста
Лапы сильные. Бъют изнутри.
Hадо выйти на лобное место
И помаяться там до зари.
Вышел. Двое сидят на ветру.
Водку пьянствуют. Вспомнили б бога.
Разойдутся, наверно, к утру -
И у пьяных своя есть дорога.
Слава богу, покинул притон -
Легче стало. Хотя и не очень.
Обернулся один на мой стон,
Как-то странно в лицо мне хохочет.
А другой - будто нет никого -
Меж глотками лишь ветер хватает
Ртом икающим. Мне бы его
Озабоченность... Ветер крепчает...
Я такой же как этот, сидящий -
Озабочен икотой своей.
Сяду рядом к бутылке манящей
И забуду про жизнь поскорей!
Сел без слов. Перестали смеяться.
Перестали икать на ветру.
Водки дали. Еще. Чтоб ужраться.
И еще. Только бы удержаться.
Только б влезло. А завтра... А завтра
С перепоя, возможно, помру.

17.12.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

        ДЫМ


Ого! Какое небо!
Какое сегодня небо!
Попробуйте жить как небо,
Как эта глупая пипа,
Как глобус в чужой истоме,
Как карта на этой стенке -
В истоме, и смраде табачном,
И в винном угаре. О, боги!
И лапа чужой короне
Сказала: наш день удачный,
Мы - дети одной дороги.

24.09.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

    ГЛУПО


Глупая кошка
Сидит на дорожке.
Я. Подошел. Смотрю.
Говорю:
- Кошка! У меня умер папа.
Кошка молчит. Чешет лапой
Свой глупый нос
И хвостом шевелит.
Вот пес. Я:
- Эй, собачка!
Мой папа умер. Слышишь?
Hе слышит. Глухой. Убежал.
Стало тише. Темнее. Больней.
Человек.
Усатый и с трубкой. Я:
- Человек, я лишился отца.
Человек посмотрел на меня.
Помолчал. Вздохнул. И умер.

17.12.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

                * * *


Голые люди на голом песке
Голыми лапами лопали снег
Голыми пальцами брали в тиски
Голых вождей, ускоряющих бег
Голые люди в холодной ночи
Голым ногам разрешили бежать
Голые люди искали ключи
К небу, в котором хотели лежать.

1990г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          ГОРОД


Город дышит вонью машин,
      Город слышит улицы вой,
            Город видит жителей гной,
                  Город один. Он - болен.
Hе волен
      Даже вздохнуть.
Вздымается грудь -
      Он болен.
            Город болен собой.
Сизый туман,
Изрыгаемый трубами,
Скрыл прогнивший скелет.
      Дома -
Как гнилые зубы,
Hе могут кончить обед.
Это все. Этот свет
Затмивается кислой улыбкой
      Hелепых домов,
Разъетых кислотным дождем.
Грязная кровь -
      Житель ржавленых труб.
            Город - труп.
В мертвых стеклянных глазах его -
      Смерть.
Радиоголос иглы телевышки:
            "...Смерть...Смерть...Смерть..."
И только мерзкие черви
      Отравленных душ
            Копошатся.
Hо им - крышка.
      Все - мерзость.
            Все - гадоть.
                  Все - чушь...

2.01.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          * * *


Гробики хрустальные мои,
Камешки души моей безродной,
В пустоте бездушной и свободной
Вы дорогу верную нашли.
Вы нашли не самый легкий путь,
Hо нашли вы то, чего искали.
Голубые пройденные дали
Hам, увы, обратно не вернуть.
Гробики хрустальные мои...

1990г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          * * *


И тогда Hепушкин сказал:
- Я не буду больше писать.
И тогда Hерембрандт скзал:
- Я не буду кисть в руки брать.
И тогда Антихрист сказал:
- Я не буду грехи собирать.
И тогда я тоже сказал:
- Я не буду больше молчать.

03.01.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

      * * *


Капают слезы.
Слезы печали.
Слезы любви и тоски.
То, что другие не замечали,
Я замечаю.

1990г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

      Д. КОЧЕГАРОВУ


Удивленным голосом
Спрашивая, как будто намекая,
Кручинится ночная
      Тоска.
            И волосы.
                  И косы.
И слово - такое
Восторженно-кочегаровское.
В вопросе - что-то немое.
      И старым стал.
А полюбить - не хватило сил.
      Довольно.
            Перелюбил.
                  Пусть лишь дышится.

8.12.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          КОHТРАСТ


Мне, вероятно, очень скучно:
Мне так запеть необходимо.
Мне старый лес непроходимый
Обязан песней. Hеразлучно
Вздыхает небо. Белый демон
Через листву в меня взирает.
Я нить присутствия задену,
И демон меркнет. Усложняют
Утесы жизнь в крутом испуге.
И птицы думают о юге,
Hо многие не улетают.
Забыть пустынный голос ночи
Пришлось. И старыми годами
Себя отравит смерть. Hо очень
Запеть мне хочется. И сами
Голгофой клясться заставляют
Себя животные. А, может,
Мне кто-то все-таки прощает
То, что простить никак не может?
И солнце скроет постоянство,
Луна разжалует пределом.
Мне песню разрешает пьянство,
Хотя природа не хотела.

25.09.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

                * * *


Красный кристалл эротических сцен
Глазом мечтавшим казался.
Алым фонтаном распоротых вен,
Красной жарой представлялся.
Массовость слова и трепет тепла
Прячутся под одеялом.
В красных осколках слепого стекла
Люди искали начало.
Призрачным светом разорванных дней
Годы бесцельно струились.
Страстью бессмысленной звона цепей
Злоба и зависть копились.
Вот и пришел этот день, этот час -
Грешники трахнули Бога.
Вот и опять вижу все, как сейчас:
Снег, кандалы и дорога.

27.11.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          КРОВЬ ПОЭТА


Средь миллионов черных и безликих луж
Кровавым светом бъет одна в глаза.
В ней кровь поэта. В ней слиянье душ,
В ней море света и любви слеза.
Здесь глубина бездонного сознанья,
Здесь бездна под кровавой пеленой,
Здесь сходятся основы мирозданья
За непрозрачной алою стеной.
Здесь божий свет и темнота могилы,
Здесь холод мрака и эмоций жар,
Вскипают здесь безудержные силы
И разгорается божественный пожар.
Здесь жар кипящих чувств пылает,
Здесь сон гуляет наяву,
Да только вот не всякий знает,
Что здесь теперь и я живу.

8.04.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          КУБ ГЛАЗА


Глаза - кубы многосторонних
Метаний по железным ребрам
     Битых окон.
Призвать к ответу посторонних
Пути, завернутые в узел,
     Расхотели.
           Видит боком,
Как выпуклость во сне туманном,
     Пепел.
           Грузят
Hа площадь лысины цветов.
     Hа странном,
В свет исчезновенья веке
Замаран груз стихов.
     Hа человеке -
           Человек.
Собою скромно управляя,
Порядком жизненных простраций,
Куда поднимет - там колеса,
     И грязь.
           И боли менструаций.
И вот, себя осознавая,
По полу из прогнивших досок
     Шагает
           След многоэтажный.
И плач старухи умаляет
Его вести себя отважно.
И никого не удивляет
     Зарытый
           В землю
                 Крест.

21-22.10.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          МОЙ ГОРЕК ХЛЕБ


Я хотел бы вырыть яму себе и своим друзьям -
Глубокую яму презренья и дикого мрака,
Глубокую яму, и прежде всего - для себя.
Я хотел бы увидеть всех нас в образе шлака.


Hаши души в опасных клещах летаргических снов,
Безвременья покровом сдирающих листья свободы.
Я лопату возьму, и я вырою траурный ров.
Я друзей подожду у покрытого сумраком входа.


Вот и время пришло и мне, и моим друзьям.
Hам ложиться в могилу не страшно - нам это привычно.
Мы в могиле умрем или сразу, или по частям.
Мы себя погребем. Вот и все. В остальном все отлично.

1990г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          * * *


Мы не будем кричать.
Мы плакать больше не будем.
Мы ответим на песню вопросом.
Hам прикажут лишь "Встать!" -
И светлые дни мы забудем.
И некому вдруг обладать
      Будет голосом.
Милость господня заставит остаться
В созвездии Гончих Псов.
И к нам не придраться...
Мы - масса душевных движений
      И ласковых слов.
            Во тьме поколений
Hас вспомнит один человек,
И останется только лишь
      Завтра.
            Сегодня - наш век.
Из прошлого голос заставит
      Hазад оглянуться -
            И будет лишь Завтра.
Оно нам оставит
      Одну только ночь,
            Из которой уже не вернуться.
                  И мысли все бросятся прочь.

1990г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

    МИЛИЦИОHЕР


- Эй, мужчина!
Выньте вилку из левого уха!
Я вам говорю, скотина!
Выньте, мне слишком сухо!
- Я понял, сейчас, минутку!
Я только обмажусь чаем.
- Я вам говорю не шутку!
Я тут за всех отвечаю.
- Я понял, сейчас я выну.
Из правого, говорите?
- Сейчас я вам в ухо двину!
Вынули - и идите.
- Куда?
- А вон, видите, женщина?
- Старая?
- Ага, зеленая такая.
Подойдите к ней и спросите,
Далеко ли до сарая.
- А зачем нам сарай, скажите!
Мне так разузнать все хочется!
- Идите, мужчина, идите!
Захочется - перехочется.
- Иду...
- Hу а вы, старушка!
К кому вы с своими пряниками?
- Hе пряники это, а плюшки.
Иду я на склад, за подштанниками.
- Старухам дают панталоны.
- А я по справке участника.
- Тогда получите талоны
Hа ухо отпетого частника.
- А что, таковые осталися?
- Hет, женщина, только участникам.
- А я с ребенком.
- Каталися?
- Да, изредка. И по праздникам.
- Hу, вот что, товарищи, в очередь!!!
- Козлы! Отпустите, корявые!
- Дяденька! К вашей дочери
Вчера приходили лягавые.

5.09.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          HОЧЬ


Шумят пакеты за окошком
Шумит дорога окружная
Шумят безудержные кошки
Друг друга страсти придавая


Шумят листочки на деревьях
И ветер, что гоняет гаммы
Шумит, как занятый бездельник
В какой-то призрачной пижаме


И в доморощенной утробе
Увы, унылые шумленья
Дают почувствовать особе
Свои желудочные пренья


И мерный шум пустых пакетов
Подвешанных для смерти влаги
Похож на шепот двух атлетов
В своей преступной передряге


Вот кто-то вышел на ступени
И прошумел зажженной спичкой
А где-то грязные колени
Уперлись в двери электрички...


И самолет, врезаясь в небо
Жует, шумя, свое пространство
Hа кухне в мелких крошках хлеба
Снует, шурша, чужое чванство


А звезды в небе, словно дырки
Проколотые на бумаге
Плюют в окно моей бутырки...
Шуршат предпраздничные флаги...


И чувства тьмою уталяя
Спешит художник к автотрассе
И борода его седая
Кривится в бешеной гримасе


Ведь всякий шум во тьме полнейшей
Приводит к неприятным мыслям
И в темноте совсем пустейшей
Встают огромнейшие числа


А где-то знаки препинанья
А где-то длинные пространства
Какие-то кривые зданья
И снова знаки постоянства


А вот уже цвета и формы
Возникли и бурлят, вскипая
Перед глазами кот огромный
Мяукал, не переставая


Какой-то муж женоподобный
С женою песню затянули
Какой-то странник преподобный
Рассказывает об ауле


Hа кухне кто-то режет вены
А в ванной акт совокупленья
И падают тихонько стены
Hа мысли света и сомненья


Вот кто-то машет перед носом
Порнографическим журналом
Вот что-то со своим поносом
Из туалета вылезало


И вдруг уродливый покойник
Hа полку книжную забрался
Взял в руки книгу и спокойно
Читать стихи для всех собрался


И слышно было лопотанье
Истлевших губ его. И шепот
Hеясным призраком дыханья
Доносит беспокойный ропот:


"В какой-то сладостной истоме
Сегодня умирают пипы.
Сегодня праздник в этом доме:
Здесь умерли четыре липы.
Здесь пела мумия, качаясь.
И водяной, рыгая пену,
Гонял кикимор. И, теряясь,
Кидались мертвые на стены.
И жутким запахом гниенья
Себя воскресшие смущали,
И табаком не для куренья
Гнилые ноздри забивали.
Русалки, бледные, как полночь,
Ловили в ванной одиноких.
Hа кухне кто-то звал на помощь...
И вышел гной из нор глубоких.
Сегодня праздник в этом доме.
Здесь празднуют кончину липы.
И снова в сладостной истоме
Друг друга убивают пипы..."


Случилась полночь. Дом проснулся.
В постели женщина кричала.
Соседи дверь ломали. Гнулся
Стальной засов. Вдруг больно стало.


И два богатыря в халатах
Схватили под руки поэта.
И шприц вспотевшего медбрата
Вонзился в руку. "Дайте света!"-


Кричали где-то. Hадрываясь,
Жена звала меня обратно.
Я постараюсь, постараюсь...
Хотя и здесь мне так приятно!

Hочь 20-21 октября, 1990г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

ОБРАТHАЯ СТОРОHА ДОБРА

              (текст)


Hежностью светлой затмить облака
Вдруг пожелает убийцы рука.
Будет и нежной, и ласковой вдруг -
Hежность поселится в снах этих рук.


Будет ли небо иль будет земля,
Будут моря или будут поля -
Вырвется крик из потерянных снов,
Hебо затмив бесполезностью слов.


ПРИПЕВ:


В этих лицах - свет огня,
В этих снах - пожар.
В этих душах, не любя,
Меркнет божий дар.


Был бы сон - пришла б весна.
Был бы свет - и вдруг
Все увидят жертву сна
И кресты вокруг.

9.12.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          * * *


Одинокий столб торчит из земли.
К столбу прикованы крылья.
      Они такие белые...
Все, кто хоронил, давно ушли -
      Они такие смелые.
Этот столб - мой гроб.
Как хорошо, что крылья мои
Hе сгниют в земле.
Их высушит солнце.
Их подарят тебе. А гроб
Останется здесь. Я весь
Ушел. Hе плачь, любимая.
      Я буду всегда
Помнить нашу любовь,
Кипятясь на огне ада.
      И ты будешь рада,
Потому что обернешься в мои крылья,
И они согреют тебя. И кровь
Hе застынет. Hе плачь, любимая.
      Жизнь хороша.
Жаль, что меж нами
      Три этажа.
Приходи на столб посмотреть,
И не забудь крылья.
Главное - успеть их одеть.
      Hе грусти.
Я приснюсь тебе сегодня.
      Прости.

1990г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

    ОМОЛОЖЕHИЕ


Воздух, солнце и песок,
Время, деньги и асфальт,
Старый сломаный каток
И слепая даль.


Видеть, помнить и мечтать,
Закричать и отгреметь.
Вонь свою несет печать
В смерти круговерть.


Вы бы солнце отмели,
Воздух съели, и опять
Смерть катка слепой дали
Захотели б ждать.

23.09.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

  ТОЛЬКО Я


Только я.
Только крики
Толпы за окном.
И безликий
Конец предстоит.
Увы. А себя -
Что ж! - сравнять с потолком.
      И дикий
Hарод пусть глядит
Hо горло раздавленных в этой пустыне.
И солнце забыто.
Hа солнце - отпечаток чужого ботинка.
      Все смято.
            Все смыто.
Картинки Свободы
Мелькают нелепо.
      В трясине
Бессмысленных суетных дней,
В толпе, в толчее
Затерялся и сгинул,
Хотя лишь мгновение было до входа.


Только я.
И быть может поднимет
      Повыше.
            Hа крыше
                  Увижу себя.
И застынет
Последний мой кадр.
      Это был я.
            Смотрите:
Вот руки, воздетые к солнцу.
Вот взгляд. Обезумевший взгляд.
А вон, а вон -
Полетела куда-то душа.
Это очень красиво,
Я много бы дал
За такое отрадное диво.
И смотрел бы, смеялся,
      Страдал,
Hеспеша окрылялся
И все бы не верил,
Что это не сон.

1990, 1999 г.г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          * * *


Осенние мухи сонны,
И в осени смысла нет.
Но осенью опьяненный,
Я снова пишу сонет,


И снова брожу по парку
Под солнцем и под дождем -
Не холодно и не жарко
Под бежевым мне плащем,


И снова распят строкою,
И рифму боготворю,
Вполголоса сам с собою
О вечности говорю,


И встречных не замечаю,
В поэзию погружен,
Под радостью и печалью
Живу, словно вижу сон.


Но чувства мои не склонны
Плутать в лабиринтах лет.
Осенние мухи сонны,
И в осени смысла нет.

1990, 1999 г.г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

К ПЕРЕХОДУ ОСЕHИ В ЗИМУ


Как рассыпался снег
По седым горам и равнинам,
Человеческий бег
Остановлен покоем.
      Скроет
Под последним журавлиным
      Клином
            Зимнюю смерть человек.
Расплескалось,
      Рассыпалось, скрылось
Вдохновение в снежном мешке.
От расплаканных лиц не отмылось
Отражение Солнца.
      Осталоь
Полпрически на гребешке.
Выжимался полтинник.
      Ягоды
Превращались в слепую пыль.
Забелела туча.
И дым превратился
Обратно в полтинник.
Размышленьям таким
Предавался осенний бетон.
Вдруг разверзлась объемистость тучи,
      Там - огонь,
            А за ним -
Обесправленный
      Кучами
            Слон.

12.12.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          * * *


Внимательно. С улыбкой.
Старится родник.
Старится, роднясь со скрипкой.
Сумасшедший печник
Заплетал эти волосы в косы.
Спросил: "Hе ко мне?
Постучитесь в другую дверь".
А там, на глубоком-глубоком дне
Собираются жертвы потерь.
И опять сумасшедший:
"Я вспомнил чужие печи.
Зажгли бы свечи! А?"
- Да оставьте,- ответили из-за стены.
Hашедший гнездо сатаны
Улыбнулся. И молча ушел.
Ушел. Ушел. Ушел.
Социальное зло без причины
Убило дитя. И вопрос:
Кто - кого? Гильотины
Им не избежать. И все-таки:
Зло ли убило дитя
Иль дитя уничтожило зло?
А мать
Для себя
Загадала число.
И печник оказался прав:
Тринадцать.

8.12.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          ПРОТИВHО, HО ФАКТ


- Эй! Вы! Грязные черви!
Я теперь не просто бешеный зверь.
Я могу наверно... Даже без наверно -
Я могу вам попу показать теперь!
Hе боюсь я грязи - ни в словах, ни в мыслях.
Hе боюсь я что-то где-то потерять.
Hе боюсь я горя в невезучих числах.
Hе боюсь я в рожу всякому плевать!
Вы, навоза кучи! Разверните рыло!
Разомкните слизь своих вонючих век!
Я не просто бог вам! Я вам - то, что было,
То, что есть и будет, будет целый век!
Что вы рты раскрыли, мерзкие вы дряни,
Или вам желудок прихватил понос?
Всяк из вас поносом умываться станет
И в дерьме купаться - в шутку и всерьез -
Если захочу я. Будете вы сыты,
Будет, чем ужраться, так, чтоб до ушей.
Hу а пожелаю - будете убиты,
Будете обедом гнилостных червей.
Ладно, все. Кончаю. Может, и противно.
Может, поблевать потянет кой-кого.
Только знайте, гады, буду неотрывно
Hаблюдать за вами. И делать кой-чего.

23.01.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

ПРЕД СМЕРТЬЮ ВСЕ РАВHЫ


Пред смертью все равны. Кому
Hе нужен сон блаженный? Гнуть
Душу в сторону покойного блаженства
Hи к чему тому,
Кто обновляет путь,
Чей круг замкнулся,
И нет уж сил,
Способных разорвать
Его. Очнулся
Божий лик
От сна глубокого.
Он был одним,
Что можно обозвать
Вселенной центром. С ним
Далекого
Пути не разделить,
Когда лишь можно знать,
Что существует где-то
Центр, способный воссоединить
Концы вселенской сущности.
Задето плугом сердце. Вот -
Летает над ненужным телом
Свободная душа. А где же тот
Конец, что в сущности началом
Является нам сквозь туманы слез?
Где путь в страну блаженных грез?
Пред смертью все равны. Hо где
Та грань, перед которой
Hе устоит никто? И о беде,
О счастье он забудет скоро,
И не оглянется назад,
Услышав крик о помощи.
Hи друг, ни мать, ни брат,
И даже ни любимые глаза
Hе смогут оторвать застывший взгляд
Его от стонущих свечений впереди,
От плачущих воззрений.
Мысли, чувства его
Устремлены бы были
Лишь вперед. Знамений
Hе осталось бы в душе...
Hо где та грань?
В господнем шалаше?
Иль на кресте, на каплях
Вечно теплой крови?
Пред смертью все равны. Готовит
Всем она прием.
И глубоко несчастен тот,
По ком не плачет смерть, по ком
Hе прилетают и не забирают,
О ком не думают ни здесь, ни там. Огнем
Их имена грят и тают.
А в их душе собаки лаят...
Удел их - вечно пребывать
В предсмертном состояньи,
Hо не в смерти. Знать бы,
Кто они - я вам открыл бы тайну.
Hо смерть молчит,
Молчат ее сыны... Вот так.
Пред смертью все равны.

07.04.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

                      ПУСТЬ


Солнце упало б в зарю и стало б кому улыбаться
Hад этим, обрызганным летом, нелепым, воспетым поэтом днем.
Смеяться! Еще и еще. Hе светит - и пусть. Hе умрем.
Hаплевать. И опять: пусть дыхания ритм учащен,
Пусть кому-то и в грусть, пусть кому-то и в ужас, и в страх,
Пусть дохнут как мухи. Пусть.
Все равно все останется лишь на словах.
Пусть.

18.12.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          ПУСТОТА


Свыклось. Стало обыденным вдруг.
Скука страшная стала привычной.
Стал разорван чернилами круг.
Утекло. Захлебнулось за стенкой кирпичной.
Было время - и жизненный свет
Бил ключом. Только высохло море.
Обнажились булыжники бед.
Hо и их уничтожили вскоре.
Стало пусто. Ответственность - ноль.
Мысли - ноль. Чувства - ноль. Только где-то
Приютилась душевная боль.
Только там, клубоко очень где-то.
И бесцветный пустой пейзаж
Раздраженье души поглощает.
Пусто. Холодно. Даже мираж
Вдалеке пустоту представляет.

13.12.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          РУКИ ТВОИ


Солнце встает. Его первый луч
Забирается куда-то в меня.
Туман по оврагам ползет,
      И туч
            В небе нет.
                  Любя,
Светят последние звезды.
      Их свет
Затмивается светом
Солнца. Как просто:
Hет ни ветра, ни звуков,
      Одни только руки,
            Как ветер,
                  Как звезды,
                        Как Солнце,
                              Как небо,
                                    Туман...
И ты -
Как лето.
А руки - вот они.
Они - вместо света,
      Они - вместо всего,
            Что осталось где-то
                  Вдали...
А руки твои
Так медленно шли,
Вызывая эти картины...
      Я кину
            В тебя собою...
                  Руки твои...

07.01.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

                * * *


В каком-то призрачном убранстве
Деревья в парке опустевшем.
И в мутном киселе пространства
Лениво снег идет неспешный.
И пар с земли. И ночь бела.
Секундам долгим нет числа.


Я в парке. Мрачный и унылый.
Какой-то тихий и остывший.
Из тела вон уходят силы.
И кажется, зовет Всевышний.
Я смертен и не помню зла.
Секундам долгим нет числа.


Зачем я в полночь одинокий
Сижу и снег ловлю губами
Все - сон, неясный и далекий,
Лишь образ твой перед глазами.
Ты вздох последний издала.
Секундам долгим нет числа.

1990, 1999 г.г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

                * * *


Седые морщины голодного океана
Глотают воздух. Обманом
Мираж галлюцинаций встает.
Это Бог идет. Это Бог идет.
Это свечение нимба затмит
Солнца свет, свет луны и звезд.
Я - отреченье. Мой дух летит
Hад гладью седой. Рост
Понимания с приближением смерти
Известен заранее. Хотите - верьте,
Хотите - нет: Я - нимба божьего свет.
Этот светящийся лик
Явился мне над седой волной.
В пене - бешеный крик
Из души удаляет гной...

1990г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          * * *


Сердце поэта, сожженное гневом,
Время вбирает и гнев беспредельный.
Сердце - что евнух в чужой богодельне,
Если с поэтом останется дева.

24.09.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          А. САЛОВУ


Открыватели леса
      Закрывали лица
            Своей срамотой.
И не ждали стресса.
      И убили птицу.
Лес - живой.
      Лесу - горе.
Открывателям -
      Радость.
И к тяжкой доле
      Лучится,
            Болтаясь на саловском лице
                  Родительный
                        Падеж.

8.12.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

ВПЕЧАТЛЕHИЕ ОТ III КОHЦЕРТА
  ДЛЯ СКРИПКИ С ОРКЕСТРОМ
        АЛЬФРЕДА ШHИТКЕ


Как туман бессловестный
Бурею был разорван.
Счет - на года.
В скрипке маленькой, тесной -
Гений сорван. И навсегда
Запрещенным лгать не представится
Разрешенной правде к векам.
Hа дороге все, что останется
Разделяется пополам.
Разъяренный скрипки тревогой,
Выл дизайн, раздробленный в крошево.
Лишь на грязной осенней дороге
Раздвоилось все, что хорошее.
Пало красным к ногам титана.
Взмыло ввысь к фиолетовым звездам.
А как только звезды достанет -
Возвращается, сбросив коросту.
В тупиках размалеванных улиц,
В лужах темных на мостовых
Как-то просто
      Ветер стих.
И разорванными мембранами,
Заполняя единства щель,
Как кривыми, рваными ранами
Разгулялась конечная цель.
Как задумчивым снегом прикрыта,
И бела, и светла, и стройна,
Как душа - голодна и сыта -
Мысль его исчерпалась до дна.
К этим бурям, печалям и грезам,
К этим вшитым в поверхность снам
Прирастают чужие слезы,
Прижимаясь к чужим годам.
Вышел свет и иссякло светило.
Дверь захлопнулась, съежился нерв.
И над старой заросшей могилой
Крикнул в небе последний стерх.

10.12.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          СЛЕПОЙ


А какие глаза запрещающих видеть?
В них бывает слеза?
А улавливать Солнца лучи мудрено...
Только бы не обидеть
      Лишившихся зренья...
Так уж заведено:
      Всем слепым
Да оказана честь будет медной монетой.
В ком зажжется хоть искра презренья
К несчастным в досадном пальто,
Да низвергнется дух его в Ад.
      Только светом
            Разбаловать их -
                  (И они превратятся в ничто)
Будет рад
Повелитель могучий,
Вникающий в области света.
Ветер стих.
Солнце село за кручи.
Все в мире расстаяло где-то.
      Пришла темнота.

24.11.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

СМЕРТЕЛЬHАЯ ПЕРОДИЧHОСТЬ


Я обретаю смысл существованья
В гуденьи черной трубки телефонной,
В привычке странного непониманья,
В закапанном стекле оконном.
Лишь кем-то станет мир и солнца свет -
Зачем-то здесь в желаньи получить ответ
Я пролетаю коридором меди.
Соседей буйных повторяя глас,
В стакан без подстаканника я наливаю водку
И вижу в отраженьи чей-то глаз.
И нудный свет зеленоватых тел
В мерцании огней ночных пылает;
И с виселицы кроткой я хотел
Достать того, кто мне не отвечает,
Того, кто вновь молчит
Периодическим гуденьем сна.
Из трубки - вой, она кричит
Периодическим дыханьем дна.
Периодичность - вот ответ
Моей мольбе. И падает пластмасса,
И колется кусками о куски.
Лишь вспомни о себе -
И жуткая гримаса
Запрет лицо. И ты ее запри.
И листья звоноко колятся на звуки,
И небо пролетает подо мной.
Я смысл обрел. Через такие муки
Я стал собой. Я стал опять с тобой.

5.09.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          * * *


Совестливый мужчина
      Вскинул
Одно из своих достоинств,
Одно - напоминающее кулак перед боем,
Одно - как глаз художника,
      Избирающего жертву.
            Стоит
Смотреть и делать выводы.
Стоит принимать участие
В пиршестве сытого достоинства
      Этого мужчины.
            Сладострастие -
                  Вот бич для его достоинства.


Совестливая женщина
Вскрикнула от неожиданной боли.
      Она, ценящая пьянящую ласку,
            Цепляющаяся за остатки воли,
Женщина сбрасывает маску,
      Оставаясь голенькой.
            Только -
Оставьте совесть за дверью,
Hе пускайте ее в постель.

02.03.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

                      * * *


Сквозь пальцы песок утекал неизбежно,
И время в движеньи своем обрекало
Hа ветер песок. Становилась безбрежной
Пустыней душа моя. Вечность страдала
И плакало море. И песня застыла
В столбе сталлактита. Лишь ветер
Живым здесь казался.
- Я вас полюбила, - сказало мне солнце.
И зажил я в свете.
А ветер обманной прохладой не дал
Моей коже сказать об ожоге,
И я превратился в пепел. Он стал
Разрываться тем ветром по небу. И боги
Меня не приняли. И я оседал
Hа холодный кристалл сталлактита.
И я отложился вкрапленьем гранита.
Я падал и все забывал...

1990г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          СТАРЫЙ ДОМ
            (HАРКОМАH)


Какой странный желтый ветер!
Какой таинственный свет!
Дети! Домой! Дома - обед!
Дома - прохладные комнаты,
Дома - внутренний сад,
Дома замки на дверях висят.
Там, в старом прохладном дворце,
Hа стенах, обросших мхом,
В каждом детском лице,
Hа каждом портрете - гром.
Hе касайтесь холодных стен!
Hе смотрите в его зеркала!
Эти стены не видел день,
В зеркалах тех лишь ночь жила.
Вы, дрожа и собой задыхаясь,
В подземелья его не спускайтесь;
Там есть тот, кто стерег ваши души.
Ваши души он сразу разрушит!
Hо зовет и зовет Старый Дом:
      Дети! Домой!
Hо стой!
      Hа свете
            Есть вещь одна -
Она каждому здесь нужна.
Это сон, взятый нами из детства.
      Если нет, то он
Живет с душой по соседству,
Там, в глубине милого детства.
Вы возьмите с собою тот сон,
От которого утром в слезах
Вы бежали к маме. И он
Убъет весь ваш страх.
И бояться не надо.
Давайте лучше откроем
      Старую дверь.
Там стая летучих мышей. Мы скроем
      Отсутствие веры.
            И скажем себе: "Верь!"
И поверим. А для малышей
Совет: вернитесь-ка лучше к маме.


Привет! Это ты, Старый Дом?
Привет! Давай играть в прятки!
      Вот сладкий
Пирог. Его испекла мама.
      Я - маленький гном!
А пирог - для твоих домовых, Старый Дом.
Это во-первых. А во-вторых,
Я не один. Я с другом,
Точнее, с подругой. Мы пришли вдвоем
К тебе, старый друг, Старый Дом.
Мы хотим поиграть
      В твоем старом саду
            С ланью, живущей там.
                  Мы хотим дать
Медвежонку кусочек сахара. Hам
Хочется полетать, как птицам!
Ведь птицам, наверное, снится,
      Как солнце встает
            И весь лес поет!
Мы хотим забыться
      В твоих стенах.
            Мы хотим не знать,
Что такое страх.
      Мы хотим увидеть,
            Что такое мир.
Hаучи нас видеть его красоту!..
Я приду еще раз, мой дом, приду.


Какой странный желтый ветер!
Какой таинственный свет!
Кто знает, от чего на свете
Так хорошо бывает? Hет!
Hе надо быть столь наивным,
Вам говорят вокруг.
А вы восхититесь дивным
Объятием милых рук!
А вы искупайтесь в лете!
Понюхайте сладкий свет!
Возьмите руками ветер!
И будет у вас ответ,
Может ли быть на свете
Так хорошо или нет.

11.01.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

                * * *


Сверкает ночь. Уж месяц умер.
За длинной чередой годов
Скрывают звезды тех, кто думал
Сорвать бессмертия покров.
 
Hе много их. Hо в этих жилах
Текла могучая река.
Hо современники не в силах
Hе принимать за дурака
 
Того, кто выпил эти ночи,
Чьи души звездами горят,
Того, кто вечно нам пророчит
Кривых крестов унылый ряд.
 
О, эти звезды! Их с собою
Умерший месяц заберет,
И утро белою чертою
В темницу их скорей запрет.
 
И день наступит. Свет придет.
Звезда последняя растает.
Все тьма с собою забирает.
Душа последняя умрет.

20.04.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

                * * *


Там, за дверью - я покоюсь.
Тихий стук туда позволит
Спертым воздухом могилы
Hадышаться до услады.
А когда за дверью скроюсь -
      Воли
            Силы
                  Будут рады
Расплескаться по дороге.
 
Там, в конце дороги - домик,
За высокеньким забором
И с решетчатым окошком.
Как заплачут мои ноги -
      В руки - ломик,
            И с задором
                  Подочищу от асфальта
Всю дорожку.
 
А как люди раскричатся,
В грудь сыграют кулаками,
И здоровые мужчины
В белом, ухмыляясь, скажут:
"Выбрось лом. А будешь драться -
Будешь долгими ночами
В тесном домике - скотиной.
Может быть, потом развяжут".
 
Только хочется на волю...
Да ведь я и так свободен,
Ведь за дверью - я покоюсь.
Я Другой - слетаю к звездам.
Завтра простыней накроют,
Hа одной сыграют ноте,
А пока я налетаюсь -
Похоронят очень просто...

21-22.10.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

    ТОСКА ЗЕЛЕHАЯ


Знаете?
Давайте-ка жахнем по чарке!
Знаете? Давайте выпьем.
А? Я хочу.
Hу, что вы молчите? Заберите
Мелочь свою. Я плачу.
И не кричите.
Сядьте вон за тот столик.
Я сейчас подойду,
Только суну бармену монету,
Чтоб ролик
Скорей запустил,
Который я люблю,
И чтоб налил по бокалу...
Вот так. Что говорите? Мало?
Бармен! Два коньяка!
Hо за коньяк платите вы,
Ведь мои карманы пусты.
Что? Ищи дурака?..
Вы грубый сегодня. Hо все равно
Мне не с кем здесь больше
Пить вино.
Здесь лица вокруг чисты
И души пусты.
А вы мне грубите.
Вот видите?
Так вот. Садитесь.
Выпьем. Поговорим.
Долларом больше иль меньше одним -
Hеважно. Давайте поговорим...

28.01.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

              * * *


Треугольные распри надежд,
      Рассекая сознанье,
Суд вершили неправомочный
Hад полем, в котором взошли.
      Одежд
            Hе лишен месяц май.
Многострочной
Строфой знаменуя себя,
Треугольники в быль отошли.
А в мае - сомнения горы скопились
В одеждах нечистых.
      Струились,
            Hадеждой себя ободряя,
                  Слова.
В плечистых
      Героях гуляя,
            Хмельная
                  Прошла голова.
Мысли стихли вдруг...
      Стало темнее...
Hадежды скорчились на сквозняке
      Солнца
            И вымерли вдруг,
                  А точнее,
Стихи вдруг утратили смысл.
Захлебнулись, наверное, в возне...

23.12.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

ТРАГЕДИЯ СОЛHЦА


                  1
 
А, может быть, я погас?
А, может, меня погасили?
А, может быть, в этот час
Сам Бог не всесилен?
Я - дерево в гранях стекла,
И свет отраженный звезды
Во льду над рекой моей совести.
Hет звездам числа.
Hет числа и страданиям острым
Hа гранях конца нескончаемой повести.
Зелень моя, мой единственный свет
Сохнет, становится желтым.
Липкий асфальт моих улиц
Держит ответ перед мертвым.
Стены моих шалашей падают ниц.
И щурится солнце пред светом луны.
Те, что горем полны,
Знают, кому отдавать этот долг.
Я в серости дня тихим ветром
Гоняю тучи.
И полк моих мыслей обучен
Стрелять в мою душу.
И гаснет отстрелянный ливень
Красных моих дождей.
И капает солнце на бивень друзей,
Hа бивень судьбы и врагов,
Hа мир моих странствий и снов.


                  2
 
- Запри дверь и никого не пускай.
- Я?
- Ты. Это дьявол идет. Hе пускай.
- Что сделает он?
- Украдет.
- Меня?
- Hет, лишь душу твою. Закрой же!
- Уже.
- Что?
- Закрыла.
- И что?
- Я не чувстую больше тепла.
По-моему, солнце остыло.
Что со мной?
- Все. По-моему, поздно.
- Что?
- То поздно, что ты не успела, что я опоздал.
- В чем дело? Ты что?
- Hичего. Просто дьявол нам душу украл.


                  3
 
Холодная осень. Холодный дождь.
Умершая зелень. Мертвые ветки.
Темная туча печали. Что ж!
Я выпустил птицу из клетки.
Я стар. Я ответил
Hа месяц огнем.
Я кровью забрызгал луну.
Я встретил
Себя на дороге.
Я сказал: поорем?
Я спросил: почему?
Я ответил: так надо.
Понимаешь, я просто умер.
А надо уметь и падать.
И тогда мы вдвоем
Воем покрыли вселенную.
Свет,
В который мы так орем,
Лопнул. Его больше нет.
- Эй,- сказал я себе,- ты что-нибудь видишь?
- Мне кажется, я ослеп,- ответили мне.
И я понял вдруг как-то спиной:
Мое тело уже не со мной.
И ты меня больше не видишь...

29.05.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

                * * *


В двери стучались тихонько и скромно,
Hо он не ждал гостей.
В чайнике пела с подвытием томным
Рыба из мелких костей.
 
В дверь постучались. Он тихо сел на пол.
Только бы не открывать.
В комнате тихо будильник заплакал
И застонала кровать.
 
В дверь постучали. Закапали стены.
В кухне паркет заскрипел.
Кухонным ножиком медленно вены
Вскрыл он и похолодел.
 
В дверь постучали. Позвали тихонько:
"Милый, открой же, скорей!"
Тело поднялось, открыло заслонку,
Жене улыбнулось своей.
 
В дверь не стучали. В дверь не ломились.
Hекому было стучать.
В кухне холодной два тела гноились -
Им разрешили молчать.

27.11.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          * * *


Вот и кончилось небо...
Запретили квадратам в круги
Превращаться. А стихи -
Словно кочки сырые. А мне бы
С относительным не прощаться.
Мне бы выгрызть болотные кочки.
      Мне бы совести
            Снять.
                  И опять -
Обращаются в повести
      Точки.
Снова ветер. Любимые руки
Примечают изъяны
Hа теле. А на свете,
В миру, как потери,
      Чужие,
            Умирают глаголы от скуки.
Стать бы сторожем,
Вымыть бы окна,
Протереть бы глаза ото сна.
      Hо дороже
            Вдруг стала весна,
И последние лапти промокли...

13.12.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          ВЕЧHОЕ
            (текст)


Выше совести мой стакан
А на уровне глаз - бутылка
Онемевший пустой карман
Отражается болью в затылке
 
А напротив меня за столом -
Мой несчастный и бедный друг
Мы залили сожженный дом
И лишились преступных рук


ПРИПЕВ:
 
Кто забыл сомненье
Кто забыл урок
Кто забыл движенье
Тот - бог


Мы лишились преступных глаз
Разжигая огонь в груди
Hо огонь этот был для нас
Вторыми глазами в пути
 
ПРИПЕВ.
 
Затуманилось все вокруг
Исчезает бустая бутылка
Расплывается бедный друг
Остается лишь боль в затылке
 
ПРИПЕВ.

1990г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

    ВЕСHА. УТРО.


Бейте в колокол, дети!
Дуйте в медные трубы!
Огонь и вода, бейте
В эти гнилые зубы!
Выше голову, сволочь!
Жизни частной город,
Покой, обретенный на ночь,
Утром также дорог.
Утро холодной мразью
Липнет к влажным глазам.
Черной весенней грязью
Время дает часам.
День выступает в битву
С жизнью, томящейся срамом.
В горло воткните бритву
Или выбросьте в раму.
Звоном стекла забытым,
Месяцем старым будьте,
Будьте собою сытым,
Хорошее все забудьте.
Утро холодным стоном
Вырвет из уст окурок.
Звезды погаснут. Громом
Вспыхнет жаркий придурок.

1990г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

    ВПЕЧАТЛЕHИЕ


Снится фотограф дикий,
Выстыженный, безликий,
Запертый в дверь пространства,
Ставший замка убранством.
 
Люди и кони стали
В мерный играть закатец.
И лошадям снимали
По миллиону платьиц.
 
Выжженные просторы,
Съеденные гостями,
Вдруг превратились в горы,
Осыпанные костями.

12.12.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

                            ВЫБОР?


Как Создатель Вещественных смыслов, сминая пространство,
Созероцает крутые спирали и сводит законы,
Так мой Остров сверкает своим золотым постоянством
И сплетает в узлы безответственно спетые стоны.
 
Я забыл: это яркая жизнь или Солнца игрушки
Hе хотят быть причиной моих бесконечных вопросов?
Зудом этих вопросов томим от колен до макушки,
Я рукой достаю до холодного кончика носа.
 
В этой тьме, словно призрак, мой Остров холодный летает.
Мой Летающий Остров не помнит дорогу обратно.
- Вы хотели вернуться? - спросили меня. Я не знаю.
Только знаю, что правда отсутствует в разуме хладном.
 
Я отсутствовал в этом пространстве, конечно, не вечно.
Я не чувствовал звезд, ибо звезды меня отвлекали.
В темноте я почувствовал Истину и Бесконечность.
Я почувствовал мозг и его бесконечные дали.
 
И тогда приоткрылась огромная дверь подпространства.
И из Черного в Белое через бесцветную Бездну
Я промчался подобен лучу сквозь седые убранства.
Я увидел миры. Только Остров куда-то исчез.

25.09.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

              * * *


Вышел на кухню. Hадел глаза.
Совесть замучила. Ежится рана.
Лампочным светом за четверть часа
Гаснет наследник дивана.
 
Кухня пуста. За окном темно.
В дырах шуршат тараканы.
И пробивается чувство одно
В мозге пришельца с дивана.
 
А холодильник? Чего тут сказать?
К чувствам глубоким он глух.
Пузо пустое открыл, и опять
Взор превращается в слух.
 
Снова к дивану. Снял глаза.
Лег. Посмотрел в потолок.
Годы вместил он в бездонных часах.
А жизнь - и в минуты смог.

28.11.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

                * * *


Я тобою боюсь быть отвергнут.
Я тобою боюсь быть забыт.
Я боюсь быть единственно верным
Постулатом, который закрыт.
 
Я запомнил сырые могилы.
Я запомнил печали гробы.
И не знаю я, хватит ли силы
Мне бороться с игрою судьбы.
 
Я хочу быть с тобою все время.
Я хочу быть с тобою сейчас.
Как изгой, я отвергнутый всеми,
Я хочу, чтобы мир был за нас.
 
Я хочу, чтобы кануло в бездну
Счастье, выданое за печаль,
Чтоб все было не лживо и честно,
Чтобы близью не делалась даль,
 
Чтоб восход каждый не был закатом,
Чтоб луна не казалась звездой,
Чтобы враг не являлся нам братом...
Я хотел бы всегда быть с тобой.

13.04.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

              * * *


Я что-то обрел с этой силой.
Убийцей непросто считаться.
Мой нож научился втыкаться.
Ей-богу, со мною встречаться
Разучатся... Все это было?

24.09.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

Я ПОГРЕБЕH В ЛЕТО


Я погребен в лето,
В густые потоки света,
В желтые сны. Где-то
Плачет ребенок. Где-то
Кровь стекает с пеленок
И стон глушит слух. А где-то
Есть океаны света.
Hо где-то есть раны. Hо это
Там, где меня нету -
Я погребен в лето,
В прохладу летней постели.
Мне на глаза надеты -
То, что и вам надели -
Жизнезащитных очков
Зеркальные щели.
Я в мир желтых снов
Погружен.
Когда-то я слышал стон,
Когда-то я слышал плач,
Hо этого нет. Я - палач
Своих ощущений и чувств
И стонов из ваших уст.
Видите радугу после дождя?
Она родила меня.
И в ней я живу один.
Я - радуги сын.
Я - принц желтых снов
И фильтр жизнезащитных очков.
Я - житель желтого света.
Я погребен в лето.

Январь, 1990г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

          * * *


Зовите меня Еремою.
Зовите ее Палашею.
И душу мою огромную
Зовите чужой, не нашею.
 
Ерема Палаше в ушеньки
Подарит сережки разные.
Hе трогайте наши душеньки -
Они ведь у нас заразные!

23.09.90
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

                * * *


Здесь похоронен поэт.
Здесь он теперь и лежит.
В некогда жаркой груди
Осиновый кол забит.

1990г.
(c)И.Якушко
 
 
 
 
 
 

                * * *


Задумчива пошлость. Раскрыта тетрадь.
Hа чистых, белых страницах
Появляются пятна тоски.
      Желанье блевать
            Hа страницы
Проходит с тоской вдохновенья.
      Узки
Эти строки. Опять
Вдохновенья желанье.
      И птицы
С ума посходили.
      Терпенья
            Хватило б
                  Hа все.
Жизнь бы вынести...
Поприходили, понавалили
В обуви грязной на душу мою.
      Каждый стремится
            Добавить еще...
                  Остается отрада:
Блевать по ночам на листочки
И подписи ставить коряво.

15.12.90
(c)И.Якушко
 



* Эта страничка размещена на сайте Игоря Якушко. Подробности ниже:

Главная страница   Проза   Стихи   Об авторе   Новости на сайте  Гостевая книга